В единстве с Богом!
Поиск








Беседа о второй части Символа Веры

Глаз видит видимое, а ум постигает невидимое. Боголюбивый ум есть свет души.
Преподобный Антоний Великий

Во второй части Символа Веры говорится о второй Ипостаси Святой Троицы, об Иисусе Христе, Сыне Божием.

Верую и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, Иже от Отца рожденного прежде всех век, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша.

Тайна Святой Троицы была неизвестна человечеству до пришествия в мир Спасителя. Но уже в ветхозаветных книгах мы находим некоторые предзнаменования этой истины. Псалмопевец Давид воспевает Бога Сына, Слово Божие и Бога Духа Святого: “Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его — все воинство их”.

Однако и сегодня, говоря о Святой Троице, мы смиренно умолкаем перед этой тайной, будучи не в силах постигнуть ее. Господь лишь слегка приоткрыл нам ее посредством весьма отдаленных образов.

Причина нашего неведения заключена в нашей ограниченной, тварной природе. Мы часть Божьего творения. Бог Сын и Бог Дух Святой происходят из самой Божественной Сущности или Природы. Во второй части Символа веры мы исповедуем, что Бог Сын “рожден, не сотворен”, и это является первым существенным отличием Божественных Лиц от творения.

Отличием бытия Бога Сына и Духа Святого является и то, что Они “соприсносущны” Богу Отцу. Нам сложно представить себе, что время, в котором мы живем, существовало не всегда, что оно возникло вместе с первым творческим актом — созданием неба и земли, однако, это так. До этого момента времени не существовало, и потому мы говорим о “предвечном” (“прежде всех век”) рождении Бога Сына.

Мы верим, что Сын Божий “равночестен” Богу Отцу, т.е. ничем не отличается от него по Своей Природе, подобно тому, как огонь, зажженный от другого огня, совершенно не отличим от него. Поэтому мы исповедуем Сына Божия “Светом от Света, Богом истинным от Бога истинного”.

Об этом же говорил Своим ученикам Сам Христос: “Видевший Меня видел Отца… Верьте Мне, что Я в Отце, и Отец во Мне”. “Я и Отец — одно”.

Еще одной тайной, недоступной нашему ограниченному пониманию, является тайна Божественного “единосущия”. Мы верим, что Бог Отец предвечно рождает Сына, из Бога Отца исходит Святой Дух, но как при этом три Лица Святой Троицы могут быть единым Богом?

Святые отцы пробовали пояснить это церковное учение с помощью различных образов. Описывая, например, солнце, одновременно рождающее тепло и излучающее свет. Но самым убедительным примером можно считать человечество, т.к. именно человек носит в себе образ Божий, а потому — отображает и тайну единосущия.

Так, нерожденный Адам является образом нерожденного Отца, рожденный от Адама сын — образ Сына Божия, а произшедшая из ребра Адама, но не рожденная Ева — образ Духа Святого. Конечно, в Боге нет мужского и женского начала, поэтому, говоря о Божественных Лицах “Отец” или “Сын”, мы не приписываем Богу подобие нашего человеческого родства.

К сожалению, сейчас мы уже не ощущаем своего единства c Богом, потому что грех разбил нашу единую природу на множество осколков. Каждый из нас замкнут в себе, и не желает проявлять любовь к своему ближнему, но изначально так не было.

Во второй части Символа веры говорится так же об особом участии Слова Божия в сотворении мира: “Им же вся быша”. Вспоминаются евангельские строки, которые мы слышим на пасхальной службе: “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть”.

Бог Сын, Слово Отчее, не только Творец, но и Спаситель мира. Имя “Иисус”, переводится с еврейского языка как “Спаситель”. Господь Иисус Христос излечил нашу падшую, больную и раздробленную грехом природу, и являет ее нам целой и здоровой в Церкви, Которая есть Тело Его.

Христос соделался смертным, чтобы мы могли быть бессмертными.

Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино.
Евангелие от Иоанна (17,21).