В единстве с Богом!
Поиск






Пролог

вернуться

03 сентября 2014
3 сентября - день памяти преподобной Марфы Дивеевской

 Временем возникновения Серафимо-Дивеевского монастыря следует считать 1760-е годы. В то время монахине Александре, в миру вдовой помещице Агафье Семеновне Мельгуновой, в сонном видении явилась Богоматерь и велела основать в селе Дивеево Нижегородской губернии женский монастырь. Дивеево тогда было местом совсем для монашеской обители не подходящим. Шумное, многолюдное село, населенное рабочими местных рудодобывающих заводов, среди которых процветали пьянство, разврат, воровство и разбой. Сам преподобный Серафим Саровский называл эту местность «вражьим жилищем», из-за царящего здесь греха.

Первых семь сестер Дивеевской обители избрала Сама пресвятая Богордица и вручила их попечению и руководству преподобного Серафима Саровского. Она же велела построить мельницу, с помощью которой девушки смогли бы прокормиться. В этой мельнице поначалу сестры и жили все вместе, спали на мельничных камнях, а днем много работали и молились. Жизнь была трудной, и часто преподобный Серафим, чтобы ободрить устающих, а иногда унывающих и скучающих молодых подвижниц, говорил им о будущем расцвете Дивеевского монастыря: «Вот, радость моя! Что нам скучать-то! Теперь у нас нет ничего, а будет-то у нас монастырь, матушка, да какой еще великий-то! Триста монахинь да пятьсот белиц!» «Ну, не прозорлив ли батюшка-то, — вспоминала после одна из монахинь, — кто бы мог подумать тогда, а ведь вот и вправду дожила я до того, что уже восемьсот человек стало у нас сестер-то».

Многое о будущей обители преподобный Серафим открывал юной подвижнице Марии Семеновне Мелюковой, или схимнице Марфе. «Вот, помните, — рассказывала Мария незадолго до своей кончины одной из монахинь, указывая на дивеевскую церковь Казанской Божией Матери, — церковь эта будет наша и священники тут жить не будут, приходская же церковь будет выстроена на другом месте, там будут жить и священники, а тут будет, как говорит батюшка Серафим, Лавра, а где Канавка, там будет Киновия». В другой раз преподобный Серафим говорил ей же: «Убогий Серафим мог бы обогатить вас, но это не полезно вам, мог бы и золу превратить в злато, но не хочу. У вас многое не умножится, а малое не умалится. В последнее же время будет у вас изобилие во всем, но тогда уже будет всему конец». И действительно, перед катастрофой 17-года Дивеевская обитель находилась в самом расцвете своего внешнего благосостояния.

Марию Семеновну Мелюкову называли дитем Божиим, ребенком-подвижником. Она впервые пришла к батюшке Серафиму в Саров в 13-летнем возрасте, вместе со своей старшей сестрой Прасковьей Семеновной: «увязалась за ней», как написано дивеевских архивах. Произошло это в день Введения во храм Пресвятой Богородицы в 1823 году. Преподобный Серафим, провидя, что девочка Мария есть избранный сосуд благодати Божией, не позволил ей возвратиться домой, а приказал оставаться в Дивеевской общине. Мария была родом из семьи крестьян деревни Погиблово Нижегородской губернии. Эти люди вели благочестивую праведную жизнь, и находились в духовном общении со старцем Серафимом.

Оставшись в общине, Мария не смотря на свой юный возраст начала вести столь строгую подвижническую жизнь, что даже старшие сестры удивлялись. Вместе с ними она заготавливала столбы и лес для строительства мельницы, носила камни для постройки церкви Рождества Пресвятой Богородицы, молола муку и выполняла другие послушания, никогда при этом не оставляя сердечной молитвы, в глубоком внутреннем безмолвии предстоя Господу. Молитва была для нее ее как бы воздухом, и только на необходимые вопросы она отвечала с необыкновенной кротостью. Как пример ее полного монашеского послушания преподобному Серафиму, рассказывали, что раз при вопросе родной сестры ее Прасковьи Семеновны о каком-то Саровском монахе, она удивленно и ребячески невинно спросила: «А какие видом-то монахи, Параша, на батюшку, что ли, похожи?» Удивленная в свою очередь вопросом сестры, Прасковья Семеновна ответила ей: «Ведь ты так часто ходишь в Саров, разве не видела, что спрашиваешь?» — «Нет, Парашенька,— ответила Мария Семеновна,— ведь я ничего не вижу и не знаю; батюшка Серафим мне приказал никогда не глядеть на них, и я так повязываю платок на глаза, чтобы только видеть у себя под ногами дорогу». По свидетельству сестер Мария Семеновна была красивой девушкой: высокого роста, голубоглазая, со свежим светлым лицом, густыми, светло-русыми волосами.

В декабре 1825 года, спустя две недели после явления преподобному Серафиму Божией Матери, благословившей ему создание «мельничной общины», Мария Семеновна вместе с сестрой Прасковьей Степановной пришли к старцу в Саровский монастырь. Преподобный сказал, что они должны пройти с ним в его дальнюю лесную келью. Когда они вошли в хижину, отец Серафим подал им две зажженные восковые свечи, и поставил Марию с правой стороны распятия, висевшего на стене, а Прасковью — с левой. Так они стояли более часа с зажженными свечами, а преподобный Серафим молился, стоя посредине. Закончив молитву, он приложился к распятию и им велел помолиться и приложиться. Так перед началом основания новой общины преподобный Серафим совершил это таинственное моление с сестрами, которых избрала Матерь Божия на особое служение Ей и обители. После Прасковья Степановна была назначена первой старшей мельничной Дивеевской обители, а Мария Семеновна, по словам отца Серафима, стала начальницей над дивеевскими сиротами в Царствии Небесном, в обители Божией Матери.

Шесть лет прожила в обители Мария Семеновна. 21 августа 1829 года девятнадцати лет от роду она тихо и мирно отошла ко Господу. Находившийся в это время в Сарове преподобный Серафим вдруг заплакал и со скорбью сказал отцу Павлу, своему соседу по келлии: «Павел! А ведь Мария-то отошла, и так мне ее жаль, так жаль, что, видишь, все плачу!» Отец Серафим дал от себя на похороны гроб, дубовый, круглый, выдолбленный. За ним поехали старшая сестра Марии Прасковья Семеновна с Дивеевской сестрой Акулиной Васильевной. Прасковья Семеновна очень скорбела, но батюшка Серафим, сложив вместе руки ее и Акулины Васильевны, сказал: «Вы будете теперь родные сестры, а я ваш отец, духом вас породил! Мария же схимонахиня Марфа, я ее посхимил! У нее все есть: схима и мантия и камилавочка моя, во всем этом ее и положите! А вы не унывайте, матушка, ее душа в Царствии Небесном и близ Святыя Троицы у Престола Божия, и весь род ваш по ней спасен будет!» Кроме того, преподобный Серафим дал 25 рублей на расходы по похоронам и 25 рублей меди для того, чтобы оделить всех сестер и мирских, кто бы ни находился при погребении ее, по 3 копейки каждому. По благословению преподобного Серафима, схимонахиню Марфу хоронили в тех вещах, которые он некогда сам ей дал, и в которых она всегда ходила к причастию Святых Христовых Тайн: в двух свитках (рубашках), в подряснике, подпоясанную шерстяным черным пояском, в схиме и длинной мантии. На голову надели зеленую бархатную, вышитую золотом шапочку, сверх нее камилавку батюшки Серафима и, наконец, еще повязали большим темно-синим платком с кисточками. В руки дали кожаные четочки.

Всех, кто приходил к нему в эти дни, преподобный Серафим, посылал в Дивеево на похороны Марии Семеновны. Так, ничего не знавшим сестрам, работавшим в лесу на берегу реки Сатис старец сказал: «Радости вы мои! Скорее грядите в Дивеев: там отошла ко Господу великая раба Божия Мария!» Сестры не могли понять, какая Мария могла скончаться, и удивились, найдя юную Марию Семеновну в гробу. Других сестер, собиравших ягоды в Саровском лесу, он послал скорее в Дивеево, говоря, что кто будет на погребении Марии Семеновны, тот получит отпущение грехов. Даже Саровских монахов и многих идущих к нему мирских отец Серафим посылал на погребение, приказывая мирским девицам приодеться, расчесать волосы свои и припасть ко гробу Марии Семеновны.

Во время отпевания старшая сестра схимонахини Марфы Прасковья Семеновна явно увидела в царских дверях Царицу Небесную и саму Марию Семеновну, стоящих на воздухе. Придя от восторга в исступление, она громко закричала на всю церковь: «Царица, не остави нас!» Вдруг она стала юродствовать, пророчествовать, говорить окружающим необыкновенные вещи, раздавать все носимые на себе одежды, потом сразу сильно ослабела и заболела. Это происшествие сильно поразило всех присутствующих. Позже родному брату Марии Семеновны Ивану, преподобный Серафим говорил: «Вот, радость моя! Какой она милости сподобилась от Господа! В Царствии Небесном у Престола Божия, близ Царицы Небесной со святыми девами предстоит! Она за весь ваш род молитвенница! Она схимонахиня Марфа, я ее постриг. Бывая в Дивееве, никогда не проходи мимо, а припадай к могилке, говоря: «Госпоже и мати наша Марфо, помяни нас у Престола Божия во Царствии Небесном!».

Могилу для схимонахини Марфы устроили с левой стороны от матушки Александры, первоначальницы Дивеевской общины. До нашего времени дошли несколько рассказов первых Диеевских сестер о схимонахине Марфе. Монахиня Мелитина вспоминала: «Живя в миру и слыша от всех о батюшке Серафиме, я пожелала быть в Сарове и принять его благословение. Первым делом, как пришла в Саров, пошла к батюшке в его пустыньку; он сам вышел ко мне навстречу, благословил и с улыбкой говорит: «Ты, матушка, знаешь ли Марию Семеновну?» — «Знаю,— говорю,— батюшка; она через три двора живет от нас». «Вот, матушка,— продолжал Батюшка,— я тебе про нее скажу, как она ревнива была к трудам. Когда в Дивееве строили церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы, то девушки сами носили камушки, кто по два, кто по три, а она-то,матушка, наберет пять или шесть камешков-то и с молитвой на устах, молча, возносила свой горящий дух ко Господу! Скоро с больным животиком и преставилась Богу!». Та же старица вспоминала, что «покойную нашу Марию Семеновну, высокой жизни, особо против всех любил батюшка Серафим. Он говорил и предсказывал ей об обители многое, по большей части запрещая кому-либо рассказывать, но некоторое завещал ей помнить и передать мне грешнице. По благословению же батюшки Серафима говорила она мне: «Батюшка Серафим сказал, что кладбищенская церковь у нас будет во имя Преображения Господня, запомни!» А я на это возразила ей, что ведь на кладбищах, кажется, всегда строятся церкви Всем святым. «Так,— ответила она,— но батюшка Серафим сказал, что престол Всех святых будет еще ранее устроен». Впоследствии предсказание сбылось: в 1847 году в церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери был устроен придел Всех святых, а кладбищенская церковь построилась позже, в 1855 году во имя Преображения Господня.

Брат сестер Мелюковых Иван Семенович со временем принял монашество в Саровской пустыни. Он рассказывал: «Будучи мирским крестьянином, я часто работал у батюшки Серафима, и много-много чудного он мне предсказывал о Дивееве и всегда говорил: «Если кто моих сирот-девушек обидит, тот велие получит от Господа наказание; а кто заступит за них и в нужде защитит и поможет, изольется на того велия милость Божия свыше. Кто даже сердцем воздохнет да пожалеет их, и того Господь наградит. И скажу тебе, батюшка, помни: счастлив всяк, кто у убогого Серафима в Дивееве пробудет сутки, от утра и до утра, ибо Матерь Божия, Царица Небесная, каждые сутки посещает Дивеево!» Помня заповедь батюшкину я всегда это говорил и всем говорю». Три его дочери потом поступили в Дивеевскую общину. Одна из них, Елена Ивановна, вышла замуж за духовного друга преподобного Серафима Н.А. Мотовилова и была для обители благодетельницей и «великой госпожой», как называл ее еще в детстве батюшка Серафим. Елена Ивановна стала единственной из присутствовавших на погребении преподобного Серафима в 1832 году и доживших до его прославления в 1903-м. Овдовев, последние годы жизни она жила в Дивеево. Умерла Елена Ивановна Мелюкова в преклонных годах в 1910 году, перед смертью была пострижена в монашество. Кроме них в Дивеевском монастыре вплоть до его закрытия в 1927 году было еще много монахинь из рода Мелюковых.

После возобновления монастыря Господь дивно отметил день памяти святой преподобной схимонахини Марфы освящением Преображенского собора. Построенный в 1917 году, разоренный в годы советской власти собор был передан восстанавливающемуся монастырю. Его освящение в 1998 году непреднамеренно совпало с днем блаженной кончины святой.

В 2000 году схимонахиня Марфа была причислена к лику местночтимых святых Нижегородской епархии, и ее мощи положены в храме Рождества Богородицы Серафимо-Дивеевского монастыря, чем исполнилось еще одно предсказание преподобного Серафима. Архиерейский собор Русской Церкви 2004 года определил почитать преподобную Марфу Дивеевскую общецерковно.

Сайт «Закон Божий»

Закон Божий


Яндекс.Метрика