В единстве с Богом!
Поиск






Пролог

вернуться

12 сентября 2014
12 сентября - день перенесения мощей благоверного князя Александра Невского

«Не в силе Бог, а в правде». Многим известно это замечательное изречение, ставшее давно как бы поговоркой, но мало кто знает, кому оно принадлежит. Принадлежит оно святому благоверному великому князю Александру Невскому, память которого Российская Церковь празднует 23 ноября по старому стилю (день его отпевания) и вторично – 30 августа по старому стилю (день перенесения его святых мощей из г. Владимира в царствующий град св. Петра).

Святой благоверный великий князь Александр Невский – подлинное воплощение русской православно-христианской государственности. Это – светлый образ возвышенной, благородной, детски-чистой души народного вождя-правителя, мужественно-обнажающего свой меч в защиту поругаемой веры. Это – безстрашный исповедник истинной веры Христовой, самоотверженный и доблестный защитник Православной Церкви от грубого насилия иноплеменников иноверцев.

«Не в силе Бог, а в правде» – так твердо веровал святой князь, а потому защищая только правду, всегда побеждал, даже тогда, когда по человеческим соображениям, нельзя было надеяться на победу. Призванный управлять народом по воле Божией, он во всей своей государственной деятельности руководился только правдой Божией, а потому Бог был с ним. Он не обнажал меча, не проливал крови зря, подобно многим диким своим современникам – иноверным правителям. Поэтому Бог был с ним и тогда, когда он одержал славную победу при реке Нева над шведами, желавшими поработить русский народ римскому папскому престолу (в 1240 г.), и тогда, когда он отбил нашествие немецких ливонских рыцарей на льду Чудского озера (в 1242 г.), и тогда, когда уничтожил грабительские рати диких литовцев (в 1245 г.).

Радостно встречали своего князя-победителя преданные ему русские люди, как доблестного защитника веры своей от покушений папских полчищ, стремившихся огнем и мечом подчинить русский народ пап. Слышались восторженные восклицания: «Господь, пособивший кроткому Давиду победить Голиафа, помог и благоверному князю нашему постоять за веру православную, за «Дом Пресвятыя Богородицы», как благоговейно именовала себя Святая Русь.

Много страдала в то время русская земля от тяжкого монгольского ига, но не решались русские люди, ни сам благоверный князь Александр бороться со столь сильным врагом, так ужасно опустошившим во время Батыева нашествия русские города и селения. И вот, римские папы, видя безуспешность своих попыток силою оружия подчинить себе русский народ, задумали лестью взять его. Один из них Иннокентий IV прислал св. князю Александру (в 1251 г.) двух ученых кардиналов-проповедников и с ними свое послание. Начав послание ложью, будто отец Александра князь Ярослав «обещал повиновение Римской церкви», папа, убеждая св. князя «вступить под сень римского престола», писал: «просьба наша обещает тебе выгоды. Мы заступаем вместо Бога на земле. В повиновении нам нет никакого унижения для чести государя: напротив этим путем возрастает временная и вечная свобода. Мы будем считать тебя самым знаменитым между всеми католическими князьями, и всегда будем с особой заботливостью стараться об увеличении твоей славы». В заключение папа обещал св. князю за подчинение себе помощь против татар, тишину и спокойствие для всей земли Русской.

Но не соблазнился этим льстивым предложением ревнитель истинной веры – веры православной святой благоверный князь Александр. «Мы знаем истинное учение Церкви», отвечал он папе: «а вашего не приемлем». Папе было послано православное изложение веры.

Слухи о мужественном князе и его славных победах дошли до татарского хана. После татарского нашествия и страшного погрома, который они учинили, все русские князья ездили в Золотую Орду на поклон хану, но святой Александр долгое время там не был, пока сам Батый не пожелал его видеть. Понимая, что борьба с таким грозным завоевателем невозможна, святой князь Александр, подкрепившись молитвою и напутствием Новгородского святителя, отправился в Орду, и тут показал свое безстрашие в исповедании истинной веры. Волхвы и жрецы идольские потребовали от святого князя, чтобы он, прежде чем предстать пред очи хана, по обычаю татарскому, поклонился солнцу и пройдя чрез очистительный огонь, поклонился войлочным идолам и изображениям ханских предков. Св. Александр решительно отказался сделать это, и, не боясь смертной кары, мужественно заявил: «Я – христианин: не подобает мне кланяться твари – поклоняюсь я Богу Единому, в Троице славимому». Ответ этот он повторил и перед самим ханом, и мужество исповедника победило гордость жестокого властителя: хан не причинил ему никакого вреда и с честью отпустил его.

Любвеобильный и милостивый князь, видя бедствия своего народа, страждущего под тяжким игом татар, неоднократно потом ездил в Золотую Орду к хану, перенося все трудности дальнего и опасного пути, холод, голод и зной, подвергаясь смертной опасности – ездил для того, чтобы умилостивлять гнев хана и уговаривать его быть милосердным к порабощенному русскому народу.

Все эти многотрудные подвиги, совершенные для блага отечества, рано истощили телесные силы святого князя. Однажды, возвращаясь из Орды, он тяжко занемог. Принял пострижение в великую схиму с именем Алексея и скончался, всего на 45-м году своей жизни.

«Чада моя милая, разумейте, яко зайде солнце земли русския» – «закатилось солнце земли русской» – в таких словах объявил народу о кончине всеми горячо любимого князя Митрополит Кирилл. Народ не понял или, вернее, не хотел понять всего мрачного значения этих слов, и только, когда сокрушенный скорбью святитель добавил: «Благоверный Великий Князь Александр ныне преставился», разразился неописуемыми рыданиями. Послышались вопли: «мы погибаем!»

За десять верст вышел весь Владимир встретить погребальное шествие с телом «печальника земли Русской». И к утешению осиротевших русских людей при отпевании его Господь показал великое знамение. Когда Митрополит Кирилл в конце отпевания подошел к усопшему, чтобы вложить в его руку разрешительную грамоту, блаженный князь сам простер свою руку, принял хартию и сложил опять крестообразно свои руки. Благоговейный ужас объял при этом сердца присутствующих. Это было 23 ноября 1263 года.

В 1380 году, когда благоверный великий князь Димитрий, прозванный позже Донским, готовился к решительной битве с татарским ханом Мамаем на Куликовом поле, благоговейный инок молился ночью в храме Рождественской обители, где погребено было тело блаженного князя Александра. И вот он видит: у гроба его сами собой зажглись свечи, ко гробу подошли два святолепных старца и говорили святому князю: «Возстань, Александр, поспеши на помощь сроднику своему великому князю Димитрию, ибо его одолевают иноплеменники». Св. Александр встал, и все стали невидимы. Смиренный инок, пораженный страхом, умолчал было о видении. Но когда оказалось, что видение было именно в самую ночь славной Куликовской битвы, он разсказал обо всем Митрополиту. Святитель возвестил о том великому князю и распорядился открыть гробницу святого. Тело оказалось нетленным, хотя прошло целых 117 лет. Тогда с честью положили св. тело в раке поверх земли. Множество дивных чудес совершилось от новоявленных св. мощей: слепые прозирали, разслабленные укреплялись, бесноватые освобождались от мучивших их духов нечистых.

Так увенчал Правосудный Господь мужественного поборника Правды Своей нетленным венцом святости, и даровал русскому народу в лице его нового заступника и молитвенника перед престолом Божиим!

Нетленные мощи его при императоре Петре I (30 августа 1724 года) были торжественно перенесены из г. Владимира в царствующий град Санкт-Петербург и помещены в Александро-Невской Лавре...

Архиепископ Аверкий (Таушев)
Закон Божий


Яндекс.Метрика